[Блог Мужчины, который пишет ]
Главная » 2019 » Апрель » 5 » Томас и Уния. Анатомия самоубийственной страсти
09:23
Томас и Уния. Анатомия самоубийственной страсти

Томас и Уния Дмитрий Скворцов

Итак, попробуем в рамках одного небольшого текста систематизировать причинно-следственные связи, позволяющие утверждать, что украинская «автокефалия» (будь она даже без кавычек – то есть, канонической) неизбежно ведёт к унии. Что и для неё является началом конца.

Из теории «Киевской церкви» – псевдоисторической и антиканонической основы идеологии украинской унии, согласно которой «Украина-Русь» была крещена до «Великого раскола» 1054 г. в католичество (поскольку Вселенская Церковь якобы признавала тогда первенство власти папы Римского), – вытекают следующие принципы:

– «Украинская греко-католическая церковь» («УГКЦ») «несёт в себе память об изначальном киевском христианстве (пребывающем в единстве с наместником Бога на земле) и при этом является «церковью своего права», а, следовательно, «УГКЦ – подлинно поместная церковь».

– Уния для украинской политической нации – этно- и государствообразующей фактор, следовательно, «УГКЦ» – единственно украинская церковь.

– Только «УГКЦ» как «единственная наследница всей полноты неразделённой первохристианской церкви и единственный знак присутствия на Украине единой святой апостольской церкви», является «истинной Церковью на Украине».

Таким образом, лишь уния может быть подлинно украинской «церковью». И подлинно поместной на территории, где удалось осуществить польско-австрийский (т.е. католический) проект «Украина».

Отсюда создание «единой православной "Святейшей церкви Украины"» («СЦУ») является только первым шагом для «восстановления единства Церквей Владимирового Крещения в единой поместной Киевской Церкви».

Украинская власть – от петлюровской УНР до необандеровского режима победившей гидносты подтверждает тезис отцов украинства о том, что уния и есть «именно украинская вера» (Драгоманов).

Не случайно лидеры УНР «думали над введением унии сверху, из правительства, по всей Украине и над призванием митрополита Андрэя Шэптыцького на патриарха всей Украине», дабы «унией раз и навсегда оградить Украину от Москвы и азиатства, приблизить ее к Западу и к его культуре». «Униат по природе становится украинцем», – пояснял голова Директории Винниченко.

Последняя цитата – тезисное выражение того, что вкладывали в задачу унии создатели украинской нации. «Лучше [Малая] Русь самостоятельная, нежели Русь российская. Если Грыць не может быть моим, то да не будет он ни моим, ни твоим!». Так обозначил в 1880-х переход от полонизации к украинизации отец-идеолог оной ксёндз Валериан Калинка, указав на потенциал унии: «Опорная сила поляка… была бы, если бы каждый из них (малороссов/русинов и «москалей» – Д.С.) исповедовал различную веру. Поэтому-то уния была бы весьма мудрым политическим делом… Из сознания племенной отдельности могло бы со временем возникнуть пристрастие к иной цивилизации и в конце концов – начав с малого – к полной отдельности души. Раз этот пробуждавшийся народ проснулся не с польскими чувствами и не с польским самосознанием, пускай останется при своих, но эти последние пусть будут связаны с Западом душой, а с Востоком только формой… Пускай Русь (бывшие русские воеводства Речи Посполитой – Д.С.) останется собой и пусть с иным обрядом, но будет католической – тогда она и Россией никогда не будет…».

Итак, уния явилась необходимым условием смены цивилизационного кода русинов (малороссов) с восточно-христианского на западно-европейский и, таким образом – создания «украинцев».

Это признаёт и современная украинская власть, устами Порошенко утверждая что «исключительная роль УГКЦ в украинской истории» состоит в «создании прообраза украинского национального организма».

Томас и Уния Дмитрий Скворцов

Но если уния – эмбрион украинской политической нации, то такая нация в свою очередь может окончательно состоятся лишь в лоне унии. И в таком случае она будет избавляться от православия, будь оно хоть тысячу раз «украинским и канонически автокефальным».

С этим соглашаются и сами служители «украинской автокефальной церкви».

«Уния? А почему бы и нет? Разве те, кто пошли на унию с Римом, что-либо потеряли? Пусть с чертом, лишь бы не с Москвой» (первый «Патриарх всей Украины» Скрыпнык).

«Еще не время говорить явно о папе и католицизме, ибо там сразу восстанут против нас» (2-й «Патриарх всей Украины» Ярэма).

«Что касается объединения, то оно возможно потому, что мы вместе существовали 600 лет, а разъединены – 400. Поэтому мы не случайно говорим об общих корнях, о Владимировом крещении – мы вышли из одной купели и причины, которые нас разделили, сейчас не существуют» (Почётный патриарх СЦУ Денисенко).

На базе «теории церквей Владимирового крещения (она же – «теория Киевской церкви») активно искало сближения с «УГКЦ» и автокефалистское лобби в УПЦ (МП), ныне слившееся в «СЦУ».

Томас и Уния Дмитрий Скворцов

Но ещё раньше «теорию Киевской церкви» признал т.н. Константинопольский (Экуменический) «патриархат». Случилось это в 1991 г., как только стамбульский престол занял Димитриос Архондонис (более известный как «патриарх Варфоломей»). И в первый же год правления Архондониса Экуменический «патриархат» приветствовал «восстановление единства разделённой киевской церкви» на базе унии: «Дорогие братья! Впервые за 400 лет иерарх Престола Царьграда обращается к Вам, достойные иерархи Греко-Католической Церкви Киева. Вы сберегли церковное сокровище, которое принадлежит всем нам. Ваш Синод является наследником киевских митрополитов. Ваша структура дает возможности восстановления единства нашей разделенной Киевской Церкви» (представитель Экуменического «патриархата» в «Студийной группе Киевской церкви» архиепископ Всеволод Майданськый).

Томас и Уния Дмитрий Скворцов

«Богословское обоснование» согласия на внедрение унии на Украине, которую Экуменический «патриархат» объявил своей канонической территорией, зиждется на исповедании Фанаром ереси папизма. В этой схеме Экуменический «патриарх» признаёт примат власти папы римского, а себя – наместником папы в восточном христианстве (примат т.н. Константинопольского патриарха над поместными православными церквами). Таким образом, будущая украинская уния подчиняется Стамбулу, а Стамбул – со всеми «восточными церквами» (включая униатскую «СЦУ») – Риму.

Томас и Уния Дмитрий Скворцов

В итоге выигрывают все: Фанар меняет иллюзорное первенство чести (мало что материального ему дающее) на второе место по реальной власти над «восточными церквами», увеличивая паству с 3 млн. прихожан до десятков миллионов; уния становится единственной украинской «церковью восточного обряда»; Ватикан в своём тысячелетнем продвижении на Восток выходит на границу Великороссии; эуропэйци-прихожане «СЦУ» меняют своё псевдоавтокефальное (прямо подчинённое Стамбулу) подчинение на осознание почётного служения рафинированно европейскому «Святому престолу».

Но даже если представить, что когда-нибудь православной церкви на Украине автокефалия будет предоставлена настоящей «Церковью-Матерью» – РПЦ, век канонического «украинского православия» будет недолгим. Хотя бы потому, что «украинское православие» – оксюморон. Это взаимоисключающие понятия. Украинство создавалось униатами и римо-католиками как средство переформатирования православных русских в новую политическую нацию. Поэтому православная церковь, идентифицирующая себя украинской, будучи отторгнутой от своего русского ствола, неизбежно станет униатской. По крайней мере, в условиях русофобского антиправославного государства. К тому же – откровенно вассального по отношению к мировому центру русофобии.

Русофобия эта – в виде «украинского национализма» (в кавычках, поскольку национализм искусственно созданной нации – ещё один оксюморон, и следует скорее говорить о шовинизме вплоть до нацизма) – не противоречит сути католичества (не путать с кафоличеством, в котором нет ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа). Ибо поставив целью не приведение к Богу человеческих душ, но подчинение «наместнику Бога» земных территорий, Ватикан апеллирует к столь же земным чувствам и привязанностям своих верных.

Потому и не остался Рим в стороне от создания «автокефальной церкви» и ослабления канонической Церкви на Украине.

Но нужна ли будет Риму украинская уния после выполнения её геополитической миссии – слияния со «СЦУ» и последующей ассимиляции последней? Вся история русинской (украинской) унии показывает, что в наступившие времена её уже отбрасывали как использованное изделие, но каждый раз подбирали и повторно использовали в новых исторических условиях.

Последняя и окончательная задача украинской унии, как мы уже отметили – создание украинской нации и украинского государства. Если произойдет чудо, и она выполнит эту свою главную задачу, то уния окончательно потеряет смысл своего существования. Т.е. если вдруг кому-то удастся переделать русских в «украинцев», а православных в униатов, то Рим незамедлительно упразднит греко-католиков как недокатоликов и на украинскую территорию придет католическая церковь. А значит, больше использованное изделие не поднимут.

«Рожденный ползать летать не может. Уния была рождена для борьбы с православием и вне этой борьбы ее существование – просто бессмыслица… Барракуда, говорят, без яда не живет. Чем бы униаты ни занимались – всё это лишь технологии по продвижению католицизма» (глава пресс-службы УПЦ МП Василий Анисимов). И если католицизм посредством унии решат продвигать в других частях Русского мира, эта уния будет уже не украинской.

Дмитрий Скворцов,
специально для alternatio.org

Категория: Украина без Некрота | Просмотров: 69 | Добавил: Nekrot | Теги: Украина
Всего комментариев: 0
avatar