[Блог Мужчины, который пишет ]
Главная » 2018 » Ноябрь » 16 » Тайное знание униатов о Томасе
11:39
Тайное знание униатов о Томасе

Франциск и Варфоломей

В предыдущем материале мы показали, что униаты совсем не одиноки в справедливой оценке своей деноминации как подлинно единой (в смысле единственной) украинской «поместной церковью» (той самой «ЕПУЦ»). Таковой признаёт её и государство в лице своих мужей. Поэтому, и те и другие рассматривают «томос» от Варфоломея лишь как переходной этап к унии. Причём «греко-католическая церковь» признавалась идеальной украинской конфессией ещё «отцами нации».

«Православие отменим»

Захватившая в 1917 г. власть в Киеве «Центральная рада» также официально провозгласила важнейшей задачей создание «национальной автокефальной православной церкви». В ответ Союз приходских православных советов Киева постановил «всеми силами протестовать против самочинной антиканонической попытки создать автокефальную Украинскую Церковь, что может привести ее сначала к унии, а потом и к полному подчинению Римскому папе» (и, как мы увидим, попал в точку).

Государственный акт об автокефалии был объявлен 1 января 1919 г. Но епископы в пределах УНР проигнорировали его. «В этой связи в правительственных кругах Директории у кое-кого возникла идея создания украинского патриархата с призванием на патриаршество львовского митрополита Шэптыцького, – вспоминал тогдашний премьер Чэховськый. – Само собой, в сущности, речь шла о введении унии (выделено здесь и далее мной, – Д.С.), но слово уния как-то выпадало у тех, кто отстаивал идею создания украинского патриархата во главе с Шептицким. А отстаивали эту идею наши братья галичане — правительственные представители ЗУНР, которых со времени договора в Фастове приехало в Киев много. Особенно отметился в этом галицкий деятель Лонгин Цэгэльскый, который после воссоединения ЗУНР и УНР вошел в правительство Директории как заместитель министра иностранных дел... Помню, Лонгин Цэгэльськый даже ставил вопрос о создании на Украине католической партии. Тогда эта выходка была отвергнута как несвоевременная. Но я думаю, что по замыслу Цегельского основным заданиям этой партии должно было стать распространение идеи создания украинского патриархата и популяризация имени львовского митрополита Шептицкого как единственного кандидата в качестве украинского патриарха. Идеей создания украинского патриархата во главе с Шэптыцькым, то есть введением унии, были увлечены и Пэтлюра, и Выннычэнко…».

Упомянутый замминистра иностранных дел Директории Цэгэльськый подтверждал: «Украинские государственные деятели думали над введением унии сверху, из правительства, по всей Украине и над призванием митрополита Андрэя на патриарха всей Украине. Унией они думали раз и навсегда оградить Украину от Москвы и азиатства, приблизить ее к Западу и к его культуре».

В этой связи Цэгэльськый приводит предложение Выннычэнко:

«– Беда, что мы не имеем такого человека, как Шэптыцькый, чтобы поставить ее во главе украинской православной церкви... А что бы вы сказали на то, если бы мы забрали Шэптыцького в Киев на митрополита всея Украины?

– Шэптыцькый на православного митрополита не пойдет, – сказал я.

– На кой там православного! ... Очевидно, что на униатского. Православие отменим… Униат по природе становится украинцем… Соберем синод епископов, архимандритов и представителей мирян из Украины и посоветуем им принять унию, а Шэптыцького поставим во главе…

В душе я радовался этому плану, но все же выразил опасения относительно трудностей с православным духовенством…

– Ерунда, – горячился Винниченко. – Кто несогласный, пусть посмеет... Арестуем два-три десятка заядлых старозаконников, лишим прихода и хлеба одного-другого, остальные и присядут».

В апреле 1919 г. премьер Чэховськый довёл до сведения папского нунция Жана Иосафата, что следующим «шагом украинцев» после «избавления от Москвы» будет «соединение с Римом», а министр иностранных дел УНР А. Лэвыцькый выразил надежду, что «уния будет по всей Украине нашей национальной церковью...». Когда же нунций лично поинтересовался у Пэтлюры, разделяет ли тот подобные взгляды, последний ответил, что «он сам к этому стремится, но не может публично заявить об этом».

В заверение госсекретаря «Святого престола» Пьетро Гаспарри в данной линии посол УНР в Ватикане поляк М. Тышкэвич официально уведомил о того, что Директория УНР намерена оказывать «государственную поддержку католической и греко-католической церквям на Украине, всем их институтам, школам и монастырям».

«Право, подтверждённое Римом»

Надо сказать, что отцы первой подлинно украинской «державы», творя подлинно украинское «православие» всецело придерживались рецептов «Апостольского администратора Украины» (титула, которым наделил Шэптыцького папа римский), изложенных в преддверии мировой войны австрийскому правительству:

«Как только победоносная австрийская армия пересечет границу Украины, перед нами встанет тройная задача: военной, социальной и церковной организации страны… Церковь на Украине необходимо по возможности полнее отделить от Российской… Я как митрополит мог бы это сделать, поскольку в соответствии с каноническими правилами Восточной Церкви и традициями моих предшественников имею право, подтвержденное Римом, пользоваться данной властью во всех сферах. Если начерченный мной план будет принят – а так оно, наверное, и будет, – на Украине будет установлен единый центр духовной власти… Определенное число епископов, а именно те, которые родом из Великороссии, и те, которые откажутся присоединиться к унии, должны быть устранены и заменены другими – теми, кто признает украинские и австрийские убеждения. Рим бы согласился в этом случае на эти распоряжения и назначения… Оставляя народу все, что могло бы быть ему дорого в виде обрядов и обычаев… можно надеяться на универсальное согласие и послушание. Таким образом, единство Украинской Церкви будет сохранено или достигнуто, а ее отделение от Российской Церкви будет решительно и полностью утверждено. Канонические основания для таких действий с католической точки зрения являются благоприятными… На все это я мог бы получить подтверждение из Рима, или, если быть более точным, я в значительной степени уже закончил приготовления. Православие Церкви не было бы уничтожено. Оно должно быть сохранено во всей его полноте. Нужно только очистить его самым радикальным образом от московского влияния».

Как видим, для иконы украинской унии не важна была не только автокефалия «украинской церкви» (речь идёт о переподчинении «украинского православия во всей его полноте» Риму) но и незалежность самой Украины.

«Послушание и окатоличивание»

Большевики тогда сорвали планы петлюровцев и униатов. К их воплощению приступили с приходом Гитлера. В первом полугодии 1942 г. Шэптыцькый провёл во Львове три архидиацезиальних Синода. Все одни были посвящены двум вопросам: «послушание новой власти» и «окатоличивание Украины». Как вспоминал член Центральной Рады ОУН, экс-капеллан батальона «Нахтигаль» И. Грыньох, пришли к тому, что «необходимо изменить духовность наших неприсоединившихся братьев так, чтобы они сами хотели объединения с Католической Церковью и стремились к этому».

Так вот что имеет в виду Шэвчук сегодня под «поисками духовного единства» с вожделенной «ЕППУЦ», уверяя, что «для УГКЦ с предоставлением автокефалии ничего не изменится»: «Но мы будем искать все возможные пути, в духе экуменической концепции нашей Церкви, для достижения единства между всеми христианами, между всеми частями Киевской Церкви Владимирова Крещения». Дескать, хоть этот самый томос от Варфоломея является «внутренним делом православных церквей», но как говорится в той самой «Экуменической концепции УГУЦ», «мы не можем быть равнодушными к тому, что дети Владимирова Крещения ныне разделены и отчуждены между собой».

За день до торжественного объявления Порошенкой о своём прошении Варфоломею Шэвчук доложил следующее видение будущего «Томаса» послице США: «Создание единой Православной Церкви является только первым шагом для достижения единства Церквей Владимирова Крещения в единой поместной Киевской Церкви: следующим шагом является экуменический диалог между УГКЦ и объединенным украинским православием в направлении восстановления первоначального единства этой Церкви».

Отметим, что уже через неделю после того как обращение Порошенко и рады было принято Фанаром и пропагандистская машина заработала на всех парах, Шэвчук посчитал нужным остудить пыл самых горячих свидетелей Томаса: «Так много в последнее время имеем разговоров о единстве христиан. Кто-то даже хочет создавать единую поместную Церковь. Но вопрос – откуда взять это единство? …Знаменем, служителем такой Церкви является не президент (за которого, как видим, всё решили в посольстве США, – Д.С.) не другой патриарх (Варфоломей, за который также выполняет установки Госдепа, – Д.С.), а преемник апостола Петра – Святейший отец Папа Римский». «За единство, которое оставил нашей Церкви Христос во времена князя Владимира, – ещё раз подчеркнул Шэвчук, – несёт ныне ответственность… Греко-католическая церковь, задачей которой является свидетельствовать о животворном единстве Церкви вокруг наследника апостола Петра».

Навязчиво упоминаемая здесь «Церковь Владимирового крещения», «Церковь Киевского крещения», «Киевская церковь», «Киевская традиция» и т.п., всё это, напомним, из униатского лжеучения о том, что Русь крещена была католичество. «Великий раскол» 1054 г., дескать, состоялся только через полвека. Согласно этому «учению», «УГКЦ» – единственная наследница Владимирового крещения. А православные, следовательно, отпали от «Киевской церкви», но всё ещё сохраняют остатки «Киевской традиции».

«Меняем духовность». По рецептам 1942 года

Какие же способы «изменения духовности неприсоединившихся братьев, чтобы они сами хотели объединения с Католической Церковью» предлагает Экуменическая концепция «УГКЦ» (сейчас будет немножко нудно и запутанно, но максимально постараюсь упростить «концепцию»).

Во-первых – открытия православным самой «цели экуменического движения». А именно – сопричастия поместных Церквей.

Скажете, у поместных православных церквей и так имеется сопричастие? А вот и нет, оказывается!

Ведь две из «церквей Владимировой традиции» не признаны церквами в мировом православии.

Но это не страшно. Потому что – следим за иезуитскими ручонками – истинное сопричастие церквей творит «католичность Церкви». И «реализуется» «католичность» эта «через иерархическое управление апостолов и их преемников, то есть епископов во главе с преемником Петра». А кого у нас католики называют преемниками Петра (которого сами же и поставили «во главе апостолов»)? Правильно – папу римского!

Следовательно, хоть «в каждой поместной Церкви, которая находится в общении с другими поместными Церквами» и «действует вся полнота Церкви Христовой», но «видимым знаком общения Церквей является Святейший Отец – Папа Римский, первенство которого в любви и в учительском служении принадлежит к наследию веры всего христианства».

А в украинском измерении – к «наследию» той самой «церкви Владимирового крещения», всей полнотой которого («наследия», то есть), как было доказано Шэвчуком обладает исключительно «УГКЦ».

Всё, можно выдохнуть.

Главное, что их иезуитских хитросплетений униатов (вообще-то не предназначающихся для понимания) следует простой вывод: вы, ребята, со своим Томасом как не носитесь, а без Папы «діла не буде».

В Концепции, он, правда, закамуфлирован следующим образом (ещё немного терпения): «УГКЦ, не претендуя на то, чтобы оценивать, какой из путей получения поместности, избранный Православными Церквами-наследницами Владимирова Крещения является правильным (читай: все они – что УПЦ, что «Киевский патриархат» с «УАПЦ» являются для унии одинаковыми, – Д.С.) …солидаризируется с теми усилиями, которые направлены на утверждение поместности, поскольку они объективным образом приближают будущее единство Киевской Церкви».

И поскольку «возрождённая Киевская церковь» возможна лишь под папой, то «УГКЦ приветствует любые шаги к всеправославному примирению в Украине и объединению нынешних ветвей православия в одну Православную Церковь, будучи убежденной, что такое примирение и объединение станет важным шагом на пути восстановления полного единства Киевской Церкви… в едином патриархате в сопричастии с епископом Рима».

Такой «патриархат», ещё по словам предшественника экс-главы «УГКЦ» Гузара, «мог бы стать очень сильным экуменическим инструментом, который мог бы привести к осознанию единства Церкви». Не даром и самого кардинала Гузара в последние годы его служения именовали «патріярхом». Иезуиты всегда работали на будущее, воздействуя и на подсознание.

Но как же филареты да варфоломеи? У них же есть уже «патриархаты»? И согласятся ли целовать туфлю папскую?

Об этом – в следующей части нашего разбора путей Томаса. Уже без «концепций», обещаю.

Дмитрий Скворцов,
специально для alternatio.org

Категория: Украина без Некрота | Просмотров: 68 | Добавил: Nekrot | Теги: Украина
Всего комментариев: 0
avatar